Весеннее пробуждение

Roman Moser spring awakening

  Все еще за­ко­ван­ные в сне­га и льды, без­жиз­нен­ные и око­че­нев­шие от зве­ня­щих хо­ло­дов, воз­вы­ша­ют­ся гор­ные от­ро­ги Се­вер­ных Альп. Я смот­рю вдаль, пы­та­ясь рас­по­знать хо­ро­шо зна­ко­мые очер­та­ния гор в этой ка­жу­щей­ся бес­ко­неч­ной сте­не ле­дя­но­го от­тор­же­ния. Свер­каю­щая бе­лиз­на вер­шин мед­лен­но рас­плы­ва­ет­ся в ту­ман­ном све­те мар­тов­ско­го солн­ца и плав­но пе­ре­хо­дит в блед­но-го­лу­бые крас­ки не­ба. Зяб­ко по­ежи­ва­ясь, от­во­ра­чи­ва­юсь, и все мои мыс­ли вновь воз­вра­ща­ют­ся к рас­по­ло­жен­ной не­по­да­ле­ку, бо­лее те­п­лой и при­ят­ной зо­не, где на­хо­дит­ся мое лю­би­мое ме­сто ры­бал­ки. Но и здесь пе­ре­го­ра­жи­ва­ет до­ро­гу, воз­вы­ша­ясь над при­гла­жен­ным сне­гом ли­ст­вен­ным ков­ром, без­жиз­нен­но-ко­рич­не­вая при­бреж­ная ро­щи­ца, ко­то­рую лишь слег­ка ожив­ля­ет соч­ная зе­лень оди­но­кой ели. Прав­да, у бо­ло­ти­сто­го края кром­ки бе­ре­га, из-под слоя гряз­ных ли­сть­ев, уже вид­ны от­дель­ные блед­но-зе­ле­ные сте­бель­ки с по­хо­жи­ми на уси­ки скру­чен­ны­ми вер­шин­ка­ми. Мою со­зер­ца­тель­ность на­ру­ша­ет крик фа­за­на не­по­да­ле­ку. Его сва­деб­ный зов пе­ре­хо­дит в стак­ка­то от­ры­ви­стых зву­ков и опо­ве­ща­ет о ско­ром при­хо­де вес­ны. На ши­ро­ком и глу­бо­ком уча­ст­ке ре­ки по­верх­ность во­ды так силь­но от­ра­жа­ет цвет не­ба, что те­че­ния во­об­ще не вид­но. С по­мо­щью по­ля­ри­за­ци­он­ных оч­ков пы­та­юсь пре­одо­леть бли­ки на при­бреж­ной по­ло­се во­ды и не упус­тить ни ма­лей­ше­го дви­же­ния при­го­то­вив­шей­ся к бег­ст­ву те­ни. Мед­лен­но, как в за­мед­лен­ной съем­ке, пе­ре­став­ляя од­ну но­гу за дру­гой, кра­дусь вдоль бе­ре­го­вой кром­ки, ста­ра­ясь не де­лать рез­ких дви­же­ний. Мое вни­ма­ние при­вле­ка­ет со­гнув­ший­ся под мас­сой сне­га тон­кий ствол оль­хи, на­вис­ший поч­ти го­ри­зон­таль­но над во­дой. Но что это? Мне по­ка­за­лось, что как раз под ним на по­верх­но­сти во­ды поя­ви­лась ря­бин­ка, ма­лень­кие, поч­ти не­за­мет­ные раз­бе­гаю­щие­ся вол­ны. Быть мо­жет, это бы­ла лишь ка­п­ля во­ды, ко­то­рая, ото­рвав­шись от ство­ла и неж­но опус­тив­шись на по­верх­ность, и ста­ла при­чи­ной это­го ви­де­ния? Кон­цен­три­рую свое вни­ма­ние на этом мес­те и пы­та­юсь по­нять, что же про­изош­ло на са­мом де­ле. Не­ожи­дан­но по­верх­ность во­ды вспу­чи­ва­ет­ся, взры­ва­ет­ся, по­яв­ля­ют­ся и ис­че­за­ют нос и го­ло­ва ры­бы. Как бы в ка­че­ст­ве при­вет­ст­вия кон­чик хво­сто­во­го плав­ни­ка не­сколь­ко раз плав­но по­ка­чи­ва­ет­ся из сто­ро­ны в сто­ро­ну, пре­ж­де чем бес­шум­но ис­чез­нуть. Не­мно­го отой­дя от кром­ки во­ды, что­бы ры­ба не смог­ла ви­деть ме­ня в пол­ный рост, иду вдоль бе­ре­га, по на­прав­ле­нию к мес­ту вы­хо­да. Вы­тя­ги­ваю шею, пы­та­ясь не­пре­мен­но вы­смот­реть ры­бу, так как ее сто­ян­ка вбли­зи бе­ре­га не мо­жет на­хо­дить­ся слиш­ком глу­бо­ко. На­ко­нец, я на­хо­жу ее бла­го­да­ря бе­лой по­лос­ке пас­ти и мо­гу раз­гля­деть ее не­чет­кий кон­тур. Пе­ст­ро ок­ра­шен­ное те­ло от­лич­но сли­ва­ет­ся с тем­ным ок­ру­же­ни­ем. Ры­ба, мед­лен­но и не ше­ве­ля плав­ни­ка­ми, вновь под­ни­ма­ет­ся на­верх. Слег­ка от­кры­тая пасть про­ни­зы­ва­ет по­верх­ность во­ды, что-то вса­сы­ва­ет, за­кры­ва­ет­ся, и те­ло вновь воз­вра­ща­ет­ся на ис­ход­ную по­зи­цию. Толь­ко один-един­ст­вен­ный ма­лень­кий пу­зы­рек воз­ду­ха оди­но­ко и по­те­рян­но при­клеи­ва­ет­ся к по­верх­но­сти и тут же ло­па­ет­ся, сви­де­тель­ст­вуя о том, что по­верх­но­ст­ное на­тя­же­ние во­ды бы­ло на­ру­ше­но. Мой ищу­щий взгляд сколь­зит до се­ре­ди­ны ре­ки, и я мо­гу раз­ли­чить всплы­ваю­щие там от­дель­ные кро­шеч­ные, свет­лые точ­ки. Они очень мед­лен­но и все вы­ше и вы­ше под­ни­ма­ют­ся с по­верх­но­сти во­ды, по­сте­пен­но сли­ва­ясь с фо­ном про­ти­во­по­лож­но­го бе­ре­га. На­чал­ся вы­лет ко­ма­ра. Со­би­раю снасть, при­вя­зы­ваю к тон­ко­му обез­жи­рен­но­му по­вод­ку муш­ку, ими­ти­рую­щую кры­ла­то­го ко­ма­ра-дер­гу­на, свя­зан­ную на крюч­ке № 20, стя­ги­ваю не­мно­го шну­ра с ка­туш­ки и на­чи­наю де­лать ко­рот­кие взма­хи. Уди­ли­ще я ве­ду очень низ­ко, поч­ти ка­са­ясь края бе­ре­га, од­но­вре­мен­но вы­пус­кая еще не­мно­го шну­ра. По­ка шнур рас­прям­ля­ет­ся, от­во­жу уди­ли­ще на­зад, что­бы по­лу­чить до­пол­ни­тель­ное про­стран­ст­во для уве­ли­че­ния сво­бод­но­го про­плы­ва и опус­каю мою кро­хо­туль­ку при­мер­но на один метр вы­ше ры­бы. Мое не­по­во­рот­ли­вое «не­что» очень мед­лен­но сно­сит­ся ле­ни­вым те­че­ни­ем, за­мет­но бес­по­коя по­верх­ность во­ды, и пред­став­ля­ет­ся мне мон­ст­ром по срав­не­нию с жи­вым об­раз­цом. Вы­тя­ги­ваю ру­ку, ста­нов­люсь как бы длин­нее, да­бы из­бе­жать пре­да­тель­ской бо­роз­ды, ко­то­рую мо­жет ос­та­вить моя муш­ка. Уже при­хо­дит в го­ло­ву мысль, что моя ими­та­ция от­верг­ну­та и при­дет­ся по­вто­рить по­пыт­ку, что на­вер­ня­ка на два­дцать про­цен­тов со­кра­тит шан­сы на ус­пех. Ведь мак­си­маль­ный эф­фект до­ве­рия ры­бы к муш­ке все­гда дос­ти­га­ет­ся при пер­вой по­пыт­ке. Мои пе­ре­жи­ва­ния ока­за­лись на­прас­ны­ми. Из тем­ной глу­би­ны поч­ти вер­ти­каль­но всплы­ва­ет ры­ба, и я ви­жу ши­ро­ко от­кры­тую свет­ло-ро­зо­вую пасть. Моя муш­ка ис­че­за­ет, и фо­рель де­ла­ет раз­во­рот. Слег­ка по­мед­лив, ос­то­рож­но под­се­каю. Фо­рель по пря­мой мгно­вен­но ис­че­за­ет в глу­би­не, упи­ра­ет­ся, дер­га­ет­ся и кру­тит­ся, изо всех сил про­ти­вит­ся уп­ру­гой си­ле уди­ли­ща. Спус­тя де­сять ми­нут я от­пус­каю пре­крас­ную ручь­е­вую фо­рель, ко­то­рая мед­лен­но рас­тво­ря­ет­ся в глу­би­не, ос­тав­ляя за со­бой тон­кий след из ма­лень­ких воз­душ­ных пу­зырь­ков.

На­ши ре­ки вес­ной - ис­то­ки и рас­по­ло­же­ние

  По ти­пу во­до­сбо­ра и воз­мож­но­стям рыб­ной лов­ли у нас, в об­лас­ти Альп, раз­ли­ча­ют­ся два ти­па рек. К пер­во­му от­но­сит­ся гор­ная ре­ка, ко­то­рую пи­та­ют ис­точ­ни­ки и гор­ные ру­чьи (на вы­со­те свы­ше 1500 м над уров­нем мо­ря), ко вто­ро­му - рав­нин­ная ре­ка, пи­та­ние ко­то­рой осу­ще­ст­в­ля­ет­ся во­да­ми, по­сту­паю­щи­ми из ре­гио­нов со сред­не­вы­со­ки­ми гор­ны­ми и хол­ми­сты­ми ланд­шаф­та­ми. В час­ти уров­ня и про­зрач­но­сти во­ды, сто­ка та­лых вод зи­мой и вес­ной, эти ре­ки пред­став­ля­ют со­бой аб­со­лют­ную про­ти­во­по­лож­ность.

  • Тип «А» гор­ная ре­ка - да­же ес­ли в зим­ний пе­ри­од на­сту­па­ет от­те­пель и ни­зи­ны пол­но­стью за­то­п­ле­ны, то на объ­е­мы сте­каю­щих вод этот фак­тор име­ет очень не­боль­шое влия­ние. На­чи­ная с оп­ре­де­лен­ных вы­сот, осад­ки вы­па­да­ют пре­иму­ще­ст­вен­но в ви­де сне­га, то есть ос­та­ют­ся ле­жать без дви­же­ния. Обыч­но тая­ние сне­гов на­чи­на­ет­ся позд­ней вес­ной и пол­но­стью на­би­ра­ет си­лу при ин­тен­сив­ном солн­це толь­ко с на­ча­ла мая. В ито­ге, в пер­вые не­де­ли вес­ны уро­вень во­ды еще чрез­вы­чай­но ни­зок и обе­ща­ет хо­ро­шие ус­ло­вия для ры­бал­ки. Ес­ли же та­лые во­ды при­ве­ли к подъ­е­му уров­ня во­ды в ре­ке и во­да име­ет мут­но-се­рый цвет, то луч­ше все­го ос­тать­ся до­ма.
  • Тип «Б» рав­нин­ная ре­ка - на этот тип зна­чи­тель­ное влия­ние ока­зы­ва­ют ка­при­зы по­го­ды на­шей сред­не­ев­ро­пей­ской «кух­ни», осо­бен­но зи­мой и в на­ча­ле вес­ны. По­вы­ше­ние тем­пе­ра­ту­ры воз­ду­ха в хо­лод­ное вре­мя го­да час­то при­во­дит к то­му, что чис­тая и не­вы­со­кая во­да в ре­ках силь­но мут­не­ет, а уро­вень ее под­ни­ма­ет­ся. Та­кие ко­ле­ба­ния и оп­ре­де­ля­ют воз­мож­ность и ре­зуль­та­ты лов­ли. Од­на­ко у этих рек есть пре­иму­ще­ст­во в том, что во­да в них очень бы­ст­ро очи­ща­ет­ся и че­рез 2-3 дня мож­но опять ло­вить ры­бу. На­про­тив, по­след­няя от­те­пель и свя­зан­ное с нею тая­ние сне­гов, в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев про­ис­хо­дя­щее в мар­те, очень час­то вы­зы­ва­ет чрез­вы­чай­но вы­со­кий и дли­тель­ный подъ­ем уров­ня во­ды. С ка­ж­дой по­сле­дую­щей не­де­лей ус­ло­вия ста­но­вят­ся все бла­го­при­ят­нее. Мед­лен­ное про­гре­ва­ние масс во­ды и по­яв­ле­ние на­се­ко­мых улуч­ша­ют клев ры­бы, ко­то­рый дос­ти­га­ет сво­ей куль­ми­на­ции в мае, а на гор­ных ре­ках - это са­мое не­бла­го­при­ят­ное вре­мя для ры­бал­ки.

Где ис­кать ры­бу ?

  В это вре­мя го­да тем­пе­ра­ту­ра во­ды все еще ко­леб­лет­ся от 3 до 8°С. Да­же в те­п­лые и сол­неч­ные дни за­мет­ное по­вы­ше­ние тем­пе­ра­ту­ры за­дер­жи­ва­ет­ся из-за сте­каю­щих с вер­хо­вий та­лых вод. Как хлад­но­кров­ные (реа­ги­рую­щие на из­ме­не­ние тем­пе­ра­ту­ры во­ды) су­ще­ст­ва, ло­со­се­вые пе­ре­мес­ти­лись на бо­лее спо­кой­ные и глу­бо­кие уча­ст­ки рек в це­лях эко­но­мии энер­гии и рас­хо­до­ва­ния ее в ми­ни­маль­ных ко­ли­че­ст­вах. Пред­поч­ти­тель­ны­ми мес­та­ми стоя­нок яв­ля­ют­ся глу­бо­кие про­мои­ны, мед­лен­ные струи за за­пру­да­ми, пло­ти­на­ми у элек­тро­стан­ций и об­рат­ное те­че­ние, воз­ни­каю­щее за вы­сту­паю­щи­ми края­ми бе­ре­гов и то­п­ля­ка­ми.

Roman Moser spring awakening

Ха­ри­ус не лю­бит оди­но­че­ст­ва

  Имен­но ха­ри­ус от­но­сит­ся к ры­бам, ко­то­рые со­би­ра­ют­ся в стай­ки в зим­них ук­ры­ти­ях по воз­рас­тно­му при­зна­ку. В ста­рые до­б­рые вре­ме­на при низ­ком уров­не во­ды дно час­то бы­ло «ок­ра­ше­но» в го­лу­бой цвет из-за плот­но при­жав­ших­ся друг к дру­гу ха­риу­сов - лег­кой до­бы­чи для бак­ла­на, би­ча на­ших вод. Этим мож­но объ­яс­нить ка­та­ст­ро­фи­че­ское со­кра­ще­ние чис­лен­но­сти и поч­ти пол­ное ис­чез­но­ве­ние дан­но­го ко­рен­но­го оби­та­те­ля на­ших вод. Не­рест ха­риу­са на­чи­на­ет­ся толь­ко в мар­те и ап­ре­ле, по­это­му он весь­ма ак­тив­но пи­та­ет­ся в фев­ра­ле. В те­п­лые сол­неч­ные ча­сы он все­гда го­тов ото­рвать­ся от дна и взять сухую муш­ку, осо­бен­но, ес­ли в это вре­мя про­ис­хо­дит вы­лет ко­ма­ров или уже да­же от­дель­ных эк­зем­п­ля­ров по­де­нок ви­да Baetis rhodani. Во вре­мя лю­бов­ных игр, ко­гда тем­но ок­ра­шен­ные сам­цы с боль­ши­ми раз­ви­ваю­щи­ми­ся «зна­ме­на­ми» сра­жа­ют­ся друг с дру­гом из-за ма­ло­чис­лен­ных свет­ло ок­ра­шен­ных са­мо­чек и, как бое­вые пе­ту­хи, кру­то раз­вер­нув­шись, бо­да­ют друг дру­га в бо­ка, луч­ше ос­та­вить ха­риу­са в по­кое, за­кре­пив лю­би­мую ним­фу на со­от­вет­ст­вую­щем мес­те уди­ли­ща.

У аме­ри­кан­ки своё на уме

  Мо­ло­дая ра­дуж­ная фо­рель, еще не спо­соб­ная к раз­мно­же­нию, из­бе­га­ет те­че­ния и ме­ня­ет мес­та сво­его пре­бы­ва­ния, пе­ре­ме­ща­ясь в спо­кой­ные за­ли­вы. В это же вре­мя ее ро­ди­те­ли, го­ни­мые не­пре­одо­ли­мым стрем­ле­ни­ем со­хра­не­ния сво­его ро­да, под­ни­ма­ют­ся вверх по те­че­нию в по­ис­ках иде­аль­но­го мес­та для не­рес­та. У них пур­пур­ные жа­бер­ные крыш­ки и бо­ка крас­но­ва­то­го цве­та. Они сто­ят сре­ди шум­ных и бур­ля­щих по­то­ков и ждут, ко­гда при­дет вре­мя, и они смо­гут от­ло­жить ик­ру в мел­ко­зер­ни­стый дон­ный суб­страт. Обыч­но это про­ис­хо­дит в фев­ра­ле и мар­те.

Ручь­е­вая фо­рель ещё вя­лая, но го­лод­ная

  Ручь­е­вая фо­рель еще осе­нью вы­пол­ни­ла свой долг по про­дол­же­нию ро­да. Пе­ре­зи­мо­вав­шие ры­бы ус­та­ли от из­ну­ри­тель­ной борь­бы с бур­ля­щим по­то­ком и тру­до­ем­ко­го вы­ка­пы­ва­ния уг­луб­ле­ний в галь­ке. Те­перь они вновь ис­поль­зу­ют лю­бую воз­мож­ность вос­пол­не­ния сил, об­ша­ри­вая дно сво­ей сто­ян­ки в по­ис­ках не­ос­то­рож­но­го рач­ка, или не­ук­лю­же го­ня­ют­ся за убе­гаю­щи­ми ру­чей­ни­ка­ми. В то же вре­мя они вни­ма­тель­но на­блю­да­ют за по­верх­но­стью во­ды: да­же са­мый кро­хот­ный ко­ма­рик пред­став­ля­ет для них же­лан­ный ис­точ­ник энер­гии. Не брез­гу­ют они и на­ив­ным пред­ста­ви­те­лем соб­ст­вен­но­го ви­да, ко­то­рый ос­ме­ли­ва­ет­ся слиш­ком да­ле­ко уда­лить­ся от бе­ре­го­во­го под­зем­но­го ла­би­рин­та. Та­ким об­ра­зом, в мар­те ручь­е­вая фо­рель еще очень вя­лая, ис­то­щен­ная и за­тор­мо­жен­ная, дер­жит­ся вбли­зи бе­ре­га и де­мон­ст­ри­ру­ет та­кую жад­ность в по­ис­ках пи­щи, ко­то­рую без­ус­пеш­но ожи­дать от нее ле­том. В ап­ре­ле, по­сле не­сколь­ких не­дель от­ды­ха и при на­ли­чии обиль­но­го кор­ма, она вновь мо­жет про­де­мон­ст­ри­ро­вать упи­тан­ность и бой­цов­ские ка­че­ст­ва.

Roman Moser spring awakening

Знать ме­ру - это долг

  Итак, оче­вид­но, что оце­нить шан­сы на ус­пех имен­но ран­ней вес­ной с уче­том имею­ще­го­ся кор­ма весь­ма про­бле­ма­тич­но. Уме­ние це­нить пре­крас­ное, ры­бац­кая эти­ка и, на­ко­нец, от­каз от не­удов­ле­тво­ри­тель­но­го уло­ва долж­ны оп­ре­де­лять на­ше по­ве­де­ние. Лич­но я в это вре­мя час­то бы­ваю на во­до­еме, но без удоч­ки и же­ла­ния по­дер­жать в ру­ках «жерт­ву стра­сти». Я пред­по­чи­таю ра­до­вать­ся про­бу­ж­даю­щей­ся при­ро­де, лю­бов­ным иг­рам ха­риу­сов (под­счи­ты­ваю ко­ли­че­ст­во осо­бей) и все бо­лее гром­ким го­ло­сам пев­чих птиц в при­бреж­ных за­рос­лях. В во­ду я за­хо­жу толь­ко в кон­це мар­та и в ап­ре­ле с же­ла­ни­ем стрях­нуть с се­бя зим­нюю вя­лость и вновь по­слать шнур в яс­ном ве­сен­нем воз­ду­хе к пуг­ли­вой хво­ста­той до­бы­че.

Ме­ню ран­ней вес­ны

  Поч­ти все бес­по­зво­ноч­ные зи­му­ют на дне, на­деж­но спря­тав­шись в про­ме­жут­ках ме­ж­ду галь­кой. Не­ко­то­рые уже пол­но­стью раз­ви­лись и ожи­да­ют мо­мен­та, ко­гда по­сте­пен­ное по­те­п­ле­ние во­ды раз­бу­дит их жиз­нен­ные си­лы. По­сле это­го в те­че­ние не­сколь­ких не­дель за­кан­чи­ва­ет­ся фа­за их пи­та­ния и рос­та и они го­то­вы пре­об­ра­зить­ся и вы­ле­теть. Толь­ко реч­но­го бо­ко­пла­ва, по­даю­ще­го сла­бые при­зна­ки жиз­ни, мож­но уви­деть в са­мый раз­гар зи­мы. Он на­хо­дит­ся в раз­ла­гаю­щей­ся на дне ре­ки осен­ней ли­ст­ве или в за­рос­лях во­дя­но­го мха, пи­та­ясь ор­га­ни­че­ски­ми ос­тат­ка­ми. Этот род­ст­вен­ник ра­ко­об­раз­ных, а так­же боль­шая груп­па ко­ма­ров и яв­ля­ют­ся, по­жа­луй, наи­бо­лее важ­ной зим­ней пи­щей для рыб. Вы­брав­шись из сво­их до­ми­ков, они в бо­лее те­п­лые ян­вар­ские дни сра­зу же под­ни­ма­ют­ся на по­верх­ность и пы­та­ют­ся до­б­рать­ся до бе­ре­га. Я час­то на­блю­дал в по­лу­ден­ные ча­сы мас­со­вый вы­лет этих на­се­ко­мых, от­но­ся­щих­ся к от­ря­ду дву­кры­лых, ко­гда за­стыв­шие ко­ма­ры как бы ков­ром из са­жи по­кры­ва­ли мяг­кий ве­сен­ний снег по бе­ре­гам. В это же вре­мя су­ток к ним так­же при­сое­ди­ня­ют­ся ма­лень­кие, цве­та ан­тра­ци­та, вес­нян­ки, так на­зы­вае­мая «Needle Flies», слу­чай­но по­пав­шие в во­ду взрос­лые на­се­ко­мые или их дрей­фую­щие ним­фы, пред­став­ляю­щие же­лан­ную до­бы­чу для ры­бы. Ну, и на­ко­нец, сле­ду­ет упо­мя­нуть о по­яв­ляю­щих­ся пер­вых эк­зем­п­ля­рах по­ден­ки, ко­то­рые на­чи­ная с фев­ра­ля «про­би­ва­ют» по­верх­ность во­ды. Это пред­ста­ви­те­ли ви­да Baetis rhodani, мас­со­вый вы­лет ко­то­рых на­блю­да­ет­ся в мар­те и ап­ре­ле. Вме­сте с ни­ми уже по­яв­ля­ют­ся круп­ные эк­зем­п­ля­ры, та­кие, как по­ден­ки ви­да Ecdyonurus venosus, так на­зы­вае­мые «позд­ние мар­тов­ские ко­рич­не­вые».

Си­ла солн­ца

  По­яв­ле­ние на­се­ко­мых в это хо­лод­ное вре­мя го­да про­ис­хо­дит вслед­ст­вие не­зна­чи­тель­но­го на­гре­ва­ния во­ды, при­чем это осо­бен­но за­мет­но в по­сле­по­лу­ден­ные ча­сы. Про­цесс этот, ес­те­ст­вен­но, про­бу­ж­да­ет ин­те­рес у рыб и спо­соб­ст­ву­ет по­вы­ше­нию их ап­пе­ти­та и уси­ле­нию ак­тив­но­сти. Как уже упо­ми­на­лось, ле­дя­ная во­да яв­ля­ет­ся при­чи­ной сво­его ро­да дви­га­тель­ной и пи­ще­вой ле­тар­гии. Од­на­ко, как толь­ко сол­неч­но­го те­п­ла ста­нет дос­та­точ­но для на­ча­ла хо­тя бы сла­бо­го дви­же­ния на­се­ко­мых, сле­ду­ет ожи­дать по­вы­шен­но­го ин­те­ре­са рыб к ним. Но и в этом слу­чае ры­ба бе­рет ос­то­рож­но, мед­лен­но, без лиш­них дви­же­ний, да и толь­ко то, что плы­вет ей пря­мо в рот.

Лов­ля на ним­фу и вы­бор цве­та му­шек

  «Мед­лен­но и глу­бо­ко» - прин­цип, ко­то­рый оп­ре­де­ля­ет мои ры­бо­лов­ные рас­су­ж­де­ния и дей­ст­вия. Ча­ще все­го я на­хо­жу на ре­ке не­боль­шой омут или глу­бо­кую про­мои­ну с ти­хим те­че­ни­ем и сплав­ляю по ним свою ним­фу. Она долж­на «пле­стись» у са­мо­го дна пря­мо в пасть ры­бы. Толь­ко в этом слу­чае она смо­жет взять при­ман­ку без осо­бой за­тра­ты сил и энер­гии. На глу­бо­ких мес­тах в ус­ло­ви­ях сла­бой ос­ве­щен­но­сти тем­ные и да­же поч­ти чер­ные цве­та хо­ро­шо кон­тра­сти­ру­ют с не­бом и ок­ру­же­ни­ем. На­обо­рот, при мут­но­ва­той во­де наи­бо­лее уло­ви­сты­ми по­ка­за­ли се­бя жел­тые или оран­же­вые те­ла в со­че­та­нии с со­блаз­ни­тель­но ви­ляю­щим хво­сти­ком из перь­ев ма­ра­бу. Кры­ло из ра­фии, ко­то­рое рас­по­ло­же­но по­за­ди чер­ной го­ло­вы-бу­син­ки, улуч­ша­ет иг­ру этой со­блаз­ни­тель­ной ним­фы (Bomber). Чис­то чер­ные или тем­но-ко­рич­не­вые цве­та на силь­ном те­че­нии ско­рее по­хо­жи на ист­лев­шую па­лоч­ку или ку­со­чек лис­ти­ка. Боль­шое ко­ли­че­ст­во та­лой и силь­но за­мут­нен­ной пес­ком во­ды в ре­ке да­же и в сол­неч­ные дни мо­жет све­сти ва­ши шан­сы на ус­пех к ну­лю. Ог­ра­ни­чен­ная ви­ди­мость, вне­зап­ное по­ни­же­ние тем­пе­ра­ту­ры и пес­ча­но-зем­ля­ная взвесь, раз­дра­жаю­щая жаб­ры, час­то при­во­дят к пол­но­му от­ка­зу от прие­ма пи­щи ры­бой.

Roman Moser spring awakening

Су­хая муш­ка

  О су­хих муш­ках осо­бен­но мно­го не ска­жешь. Их зо­ло­тое вре­мя при­хо­дит­ся на май, июнь и июль. При низ­ком уров­не во­ды дей­ст­ву­ют те же пра­ви­ла, что и позд­ней осе­нью. Ма­лень­кие муш­ки ти­па Midges и Deltawing Emerges как ими­та­ция пер­вых на­се­ко­мых го­да все­гда очень уло­ви­сты. Не­пре­мен­ным ус­ло­ви­ем яв­ля­ют­ся тон­кие, пред­ва­ри­тель­но обез­жи­рен­ные по­вод­ки (для этих це­лей мож­но ис­поль­зо­вать жид­кое сред­ст­во для мы­тья по­су­ды, хра­ня его в ма­лень­кой бу­ты­лоч­ке), - что­бы не на­сто­ро­жить ры­бу. Во вре­мя за­бро­сов на­ис­кось по те­че­нию, с ос­та­нов­кой уди­ли­ща, муш­ка пер­вой по­па­да­ет в по­ле зре­ния ры­бы, воз­бу­ж­да­ет и про­во­ци­ру­ет ее.

Baetis Nymph

Roman Moser Baetis Nymph

Крючок: RM Nymph № 14-16
Нить: Power Silk желтого цвета
Утяжеление: свинцовая проволока
Хвостик: волокна пера CDC серого цвета
Тело: даббинг Marbled коричневого цвета
Торакс: даббинг Marbled коричневого цвета
Зачатки крыльев: рафия черного цвета
Головка: даббинг Marbled коричневого цвета

На эту нимфу ловят в марте и апреле во время вылета поденки Baetis rhodani

 Stone Fly Nymph

Roman Moser Stone Fly Nymph

 

Крючок: RM Nymph № 14 с длинным цевьём
Нить: Power Silk черного цвета
Утяжеление: свинцовая проволока
Хвостик: два биота черного цвета
Тело и торакс: даббинг Rabbit Sparkle темно-серого цвета
Зачатки крыльев: рафия темно-коричневого цвета

 

Эта мушка применяется в начале года, во время вылета маленьких веснянок (Needle Flies).

Midge Dry

Roman Moser Midge Dry

Крючок: RM Midge Dry № 18-20
Нить: Power Silk черного или коричневого цвета
Тело: монтажная нить
Крылышки: кончики петушиных перьев серого цвета
Торакс: даббинг Rabbit Sparkle темно-серого цвета
Ножки: тонкая волнистая синтетическая нить

 

Крошечная мушка Midge Dry № 18 или 20 является превосходной имитацией комара.

Gammarus

Roman Moser Gammarus

 

Крючок: RM All Ariund № 10-12-14
Нить: Power Silk серого цвета
Утяжеление: свинцовая проволока
Хвостик: волокна петушиного пера серого цвета
Тело: даббинг Rabbit Sparkle темно-серого цвета
Грудка: даббинг Marbled коричневого цвета

Этот рачок служит пищей рыбы в течение всего года, соответственно в течение всего года рыба будет ловиться на его имитацию.

Furabou Streamer

 

 

Крючок: RM Pearch № 6-8
Нить: Power Silk серого цвета
Основная обмотка: перламутровый Flashabou
Подкрылок: перламутровый Flashabou
Головка: Furabou различных цветов
Утяжеление: латунная головка
Глазки: Shape-It Eyes или 3D Epoxy Eyes
Раскраска: окраска водостойкими фломастерами

 

 

 

В воде Furabou Streamer принимает силуэт малька; обратите внимание на вертикальные полоски, характерные для молоди лососевых.

  Я на­де­юсь, до­ро­гие чи­та­те­ли, что эта ста­тья даст вам не­ко­то­рую ин­фор­ма­цию о том, как пе­ре­хит­рить ры­бу в на­ча­ле се­зо­на, ко­гда она про­яв­ля­ет очень ма­ло ак­тив­но­сти. Глав­ное - гиб­кость в ме­то­дах лов­ли и вы­бо­ре му­шек, так как си­туа­ция в во­де и на бе­ре­гу мо­жет ме­нять­ся еже­час­но. Ведь как гла­сит по­го­вор­ка: «ап­рель, ап­рель - тво­рит, что хо­чет». Соб­ст­вен­но го­во­ря, это от­но­сит­ся ко всем пер­вым ме­ся­цам но­во­го го­да.

Roman Moser

Перевод А. Водяницкого

Фотографии Albert Pesendorfer и др

Real time web analytics, Heat map tracking