Swimming Gammarus

Roman Moser  Swimming Scud

  Тем­ная тень сколь­зит у бе­ре­га вбли­зи кром­ки во­ды. Ино­гда из-под во­ды по­ка­зы­ва­ет­ся спин­ной плав­ник. Ры­ба за­хо­дит в ка­ж­дую бух­точ­ку и вни­ма­тель­ней­шим об­ра­зом ее об­сле­ду­ет. В мес­тах, где оль­ха и ивы опус­ти­ли свои вет­ви в во­ду, она мгно­ве­ние вы­жи­да­тель­но за­ми­ра­ет, а по­том про­дол­жа­ет свой об­ход. В од­ной боль­шей по раз­ме­ру бух­точ­ке, где  из-за спо­кой­но­го об­рат­но­го те­че­ния на по­верх­но­сти во­ды об­ра­зо­вал­ся ост­ро­вок из  при­не­сен­ных те­че­ни­ем сгнив­ших ли­сть­ев, мел­ких дре­вес­ных ос­тат­ков и раз­ло­жив­ших­ся во­до­рос­лей. Уви­дев ост­ро­вок, ры­ба ус­ко­ри­ла свое дви­же­ние, при­кос­ну­лась к не­му бо­ком, а за­тем с си­лой уда­ри­ла хво­стом по его се­ре­ди­не. Не­что по­доб­ное я на­блю­дал, ко­гда ры­бы пы­та­лись ос­во­бо­дить­ся от па­ра­зи­тов на их ко­же, но не сей­час зи­мой. Ручь­е­вая фо­рель, а это бы­ла имен­но она, по­сле та­ко­го энер­гич­но­го «ту­ше» сра­зу же раз­во­ра­чи­ва­ет­ся, и ее те­ло поч­ти пол­но­стью ис­че­за­ет в об­ла­ке ос­тав­ше­го­ся от ост­ров­ка му­со­ра. Ко­гда она вновь по­яв­ля­ет­ся, от­чет­ли­во за­мет­но дви­же­ния ее че­лю­стей. Внеш­не удов­ле­тво­рен­ная, она вновь раз­во­ра­чи­ва­ет­ся и от­прав­ля­ет­ся верх по те­че­нию в по­ис­ках до­бы­чи.

  «Ко­го же она там вспуг­ну­ла и пой­ма­ла?», спра­ши­ваю я се­бя. Боль­шин­ст­во ли­чи­нок на­се­ко­мых в это хо­лод­ное вре­мя го­да глу­бо­ко за­ко­па­лось в дон­ный грунт и при­ос­та­но­ви­ло свое раз­ви­тие. Маль­ки уса­ча и го­лав­ля на­деж­но ук­ры­лись в тре­щи­нах и пус­то­тах ва­лу­нов, раз­бро­сан­ных вдоль бе­ре­га. Ры­бья мо­лодь, со­брав­шись в не­боль­шие стай­ки, на­шла се­бе за­щи­ту под тон­кой ле­дя­ной кор­кой на мел­ко­во­дье в кон­це по­ло­го­го скло­на из­лу­че­ны ре­ки. «Ко­неч­но» - при­хо­дит мне в го­ло­ву мысль – это бы­ла пре­сно­вод­ная  кре­вет­ка, гам­ма­рус, «по­жи­ра­тель» гнию­щих рас­ти­тель­ных от­хо­дов. В хо­лод­ное вре­мя го­да в ле­дя­ной во­де имен­но они и дру­гие мел­кие на­се­ко­мые яв­ля­ют­ся ос­нов­ным ис­точ­ни­ком пи­та­ния ло­со­се­вых. «Ди­кие» ры­бы, в от­ли­чие от ис­кус­ст­вен­но вы­ра­щен­ных, в те­че­ние сво­его раз­ви­тия уз­на­ют, где на­хо­дят­ся ук­ры­тия гам­ма­ру­са и ак­тив­но ис­поль­зу­ют свои зна­ния.

Пла­ваю­щий гам­ма­рус

Roman Moser Swimming Scud  Пре­сно­вод­ные кре­вет­ки или - как их на­зы­ва­ют в анг­ло го­во­ря­щем ре­гио­не – scuds(так­же freschwatershrimps)  как и реч­ные ра­ки, ома­ры, лан­гу­сты и кре­вет­ки  от­но­сят­ся к се­мей­ст­ву ра­ко­об­раз­ных. Они жи­вут поч­ти во всех во­до­емах, за ис­клю­че­ни­ем гор­ных ручь­ев, где они как не­важ­ные плов­цы не мо­гут про­ти­во­сто­ять силь­но­му те­че­нию. У нас в те­ку­чих во­до­емах оби­та­ют Gammaruspulex и Gammarusfossarum, а в при­бреж­ной зо­не в стоя­чих во­дах – Gammarusroeseli.

  Те­ло гам­ма­ру­са в со­стоя­нии по­коя со­гну­то ду­гой, сплю­ще­но с бо­ков и силь­но сег­мен­ти­ро­ва­но. На жи­во­те рас­по­ло­же­ны шесть пар ног, ко­то­рые вы­пол­ня­ют раз­лич­ные функ­ции. Пла­ва­ет гам­ма­рус, все­гда рас­пря­мив те­ло. При дви­же­нии на­зад он силь­но уда­ря­ет хво­стом в на­прав­ле­нии жи­во­та как это де­ла­ет рак, осо­бен­но, бу­ду­чи по­тре­во­жен­ным.

Roman Moser Swimming Scud Гам­ма­ру­сы бо­ят­ся све­та, по­это­му пред­по­чи­та­ют ук­ры­вать­ся в дон­ном суб­стра­те. Ле­жа на бо­ку, они по­сто­ян­но сколь­зят по по­верх­но­сти дна, вы­ис­ки­вая пи­щу в  пус­то­тах под кам­ня­ми, на­нос­ных ма­те­риа­лах и в ско­п­ле­ни­ях под­вод­ных  рас­те­ний. Они встре­ча­ют­ся в очень боль­ших ко­ли­че­ст­вах в ме­ло­вых ре­ках, а так­же в во­до­емах с ор­га­ни­че­ски­ми от­хо­да­ми. Бу­ду­чи все­яд­ны­ми, они так­же упот­реб­ля­ют в пи­щу жи­вот­ные ос­тат­ки. Для гам­ма­ру­сов жиз­нен­но важ­на во­да, бо­га­тая ки­сло­ро­дом. До дос­ти­же­ния по­ло­воз­ре­ло­сти эти ма­лень­кие рач­ки  рас­тут и не­од­но­крат­но ли­ня­ют. Дли­на сам­ки дос­ти­га­ет 2 см, в ее груд­ной вы­вод­ко­вой сум­ке не­сколь­ко раз в го­ду мо­гут на­хо­дить­ся от 20 до 100 яиц.

Ок­рас у рач­ков мо­жет быть са­мый раз­но­об­раз­ный и за­ви­сит от ти­па во­до­ема и пи­та­ния: про­зрач­но бе­лый, се­рый, олив­ко­вый, ро­зо­вый, оран­же­вый и ко­рич­не­вый.

Roman Moser Swimming Scud

Что та­кое Glassfiber Dub?

  Эти про­зрач­ные, очень тон­кие и пло­ские по­ли­амид­ные во­лок­на име­ют­ся толь­ко ос­нов­ных цве­тов: бе­ло­го, чер­но­го, жел­то­го, крас­но­го и си­не­го. Сме­шав их в кофе­мол­ке, мож­но по­лу­чить лю­бой цве­то­вой от­те­нок. Так, на­при­мер, жел­тый цвет с си­ним да­ет зе­ле­ный цвет, крас­ный с жел­тым – оран­же­вый, си­ний с крас­ным – фио­ле­то­вый, оран­же­вый с чер­ным – ко­рич­не­вый, зе­ле­ный с оран­же­вый – олив­ко­вый, фио­ле­то­вый с бе­лым – ро­зо­вый и т.д.

  Даб­бин­го­вые сме­си из этих волокон име­ют не один цвет, а пе­ст­рый (ме­лан­же­вый), как это име­ет ме­сто в при­ро­де. Ни од­но на­се­ко­мое не име­ет еди­ную рас­крас­ку, а толь­ко сме­шан­ную. Ес­ли до­ба­вить к Glasfiber Dub не­мно­го Angel Hair пер­ла­мут­ро­во­го цве­та, УФ или ме­тал­ли­че­ско­го цве­та, то по­лу­чим Ice или Aurora Dub. В во­де этот Glassfiber Dub ста­но­вит­ся по­лу­про­зрач­ным и ис­клю­чи­тель­но мяг­ким. С его по­мо­щью мож­но очень эф­фек­тив­но ими­ти­ро­вать те­ла мно­гих на­се­ко­мых, а тор­ча­щие в сто­ро­ны во­лок­на очень со­блаз­ни­тель­но иг­ра­ют на те­че­нии.

 

Roman Moser

Перевод А. Водяницкого

Фотографии Albert Pesendorfer

Real time web analytics, Heat map tracking