Гигантские веснянки

Стоишь у воды – гляди в оба!

Roman Moser stonefly

  Уже вто­рой раз в те­че­ние этой не­де­ли я соз­на­тель­но воз­вра­ща­юсь до­мой по до­ро­ге, про­ле­гаю­щей по дну гор­ной до­ли­ны. В прин­ци­пе, име­ет­ся дру­гой, зна­чи­тель­но бо­лее ко­рот­кий и удоб­ный путь, но мне нра­вит­ся эта, уз­кая с мно­го­чис­лен­ны­ми по­во­ро­та­ми, до­ро­га, ко­то­рая свя­зы­ва­ет ме­ж­ду со­бой от­дель­ные кре­сть­ян­ские усадь­бы и при этом час­то пе­ре­се­ка­ет ре­ку или ка­кое-то вре­мя бе­жит ря­дом с ней. Бы­строе те­че­ние этой боль­шой аль­пий­ской ре­ки про­мы­ло мно­го­ки­ло­мет­ро­вое ло­же в ка­мен­ном конг­ло­ме­ра­те лед­ни­ко­во­го пе­рио­да. Гус­тые ле­са, как бы ох­ра­няя по­кой ре­ки, вы­сят­ся по ее бе­ре­гам. Я все­гда ма­ши­наль­но сбав­ляю ско­рость, ко­гда ока­зы­ва­юсь ря­дом с ре­кой, и все мое вни­ма­ние со­сре­до­то­че­но на ней, а не на до­ро­ге, бла­го в этих мес­тах по ней ма­ло кто ез­дит. Подъ­ез­жаю к мо­ему ста­ро­му зна­ко­мо­му - де­ре­вян­но­му мос­ту ря­дом с не­боль­шой бух­точ­кой, ко­то­рый как бы при­гла­ша­ет ме­ня ос­та­но­вить­ся, вый­ти из ма­ши­ны и вни­ма­тель­но по­смот­реть на во­ду. Та­кой ма­ги­че­ской при­тя­га­тель­ной си­лой об­ла­да­ют все мос­ты че­рез ре­ки, и мы не мо­жем не под­чи­нить­ся этой си­ле. Кро­ме то­го, мос­ты яв­ля­ют­ся иде­аль­ным на­блю­да­тель­ным пунк­том для лю­бо­го на­хлы­сто­ви­ка.

Roman Moser Giant Stonefly  Мощ­ные по­то­ки шум­но омы­ва­ют сред­нюю опо­ру мос­та, уве­шан­ную сучь­я­ми и раз­ным реч­ным му­со­ром, при­не­сен­ным сю­да по­след­ним по­ло­водь­ем. За опо­рой я смут­но раз­ли­чаю си­лу­эты двух рыб, ко­то­рые из-за тур­бу­лент­но­го те­че­ния по­сто­ян­но пе­ре­ме­ща­ют­ся над свет­лым га­леч­ным дном. Толь­ко у кром­ки про­ти­во­по­лож­но­го бе­ре­га, где из-под во­ды вы­гля­ды­ва­ют по­рос­шие мхом вер­хуш­ки ка­мен­ных глыб, как бы раз­бро­сан­ных ру­кой Ти­та­на, те­че­ние ров­ное и спо­кой­ное. Та­ин­ст­вен­но от­све­чи­ва­ет тем­ная и глу­бо­кая во­да. Что-то при­кос­ну­лось к мо­ей ру­ке, и я ма­ши­наль­но сма­хи­ваю, как мне ка­жет­ся, ка­кое-то кро­во­со­су­щее на­се­ко­мое. Од­на­ко, на ощупь это что-то круп­ное и же­ст­кое. При­смат­ри­ва­юсь и не ве­рю сво­им гла­зам: это же вес­нян­ка (Plecoptera), боль­шая как ба­боч­ка со свет­лы­ми, про­зрач­ны­ми и бле­стя­щи­ми на солн­це крыль­я­ми! Еще до кон­ца не оп­ра­вив­шись от мое­го не­дру­же­ст­вен­но­го прие­ма, она пы­та­ет­ся взле­теть вверх. По­жа­луй, это Ди­но­крас (Dinocras) при­хо­дит мне в го­ло­ву, так как на этом уча­ст­ке ре­ки поч­ти под ка­ж­дым кам­нем мож­но об­на­ру­жить боль­шое ко­ли­че­ст­во ли­чи­нок это­го ро­да, ко­то­рых ино­гда на­зы­ва­ют «ка­мен­ны­ми рач­ка­ми». И толь­ко те­перь, под­няв го­ло­ву, я уви­дел их. Все про­стран­ст­во над во­дой бы­ло за­пол­не­но на­се­ко­мы­ми ян­тар­но­го цве­та с дву­мя па­ра­ми крыль­ев, со­вер­шав­ших ха­рак­тер­ный для вес­ня­нок та­нец. За всю свою жизнь мне толь­ко два­ж­ды до­ве­лось уви­деть та­кое ко­ли­че­ст­во взрос­лых ок­ры­лен­ных на­се­ко­мых: на Уне­че (Unec), в Сло­ве­нии и на Мэ­ди­сон Ри­вер (Madison River), за пре­де­ла­ми Йел­ло­усто­ун­ско­го на­цио­наль­но­го пар­ка (Yellowstone National Park) и по­ни­же Квейк Лэйк (Quake Lake). При­чем, как и сей­час это был не вы­лет кры­ла­тых на­се­ко­мых, а по­лет са­мок при от­ло­же­нии яиц.

  По­сле то­го, как ко­рот­ко­кры­лые и не умею­щие ле­тать сам­цы, скры­ваю­щие­ся в бе­ре­го­вой рас­ти­тель­но­сти, вы­пол­ни­ли свой долг по про­дол­же­нию ро­да, на­ста­ла оче­редь са­мок. Оче­вид­но, бла­го­да­ря по­сто­ян­ной тем­пе­ра­ту­ре воз­ду­ха они как по без­звуч­но­му сиг­на­лу друж­но под­ня­лись в воз­дух, что­бы от­ло­жить яй­ца и тем са­мым за­вер­шить свой жиз­нен­ный цикл. Пре­иму­ще­ст­во мас­со­во­го вы­ле­та или мас­со­во­го от­ло­же­ния яиц за­клю­ча­ет­ся в том, что боль­шое ко­ли­че­ст­во на­се­ко­мых при­во­дит в за­ме­ша­тель­ст­во их по­тен­ци­аль­ных вра­гов. При этом шан­сы у ка­ж­до­го на­се­ко­мо­го не быть съе­ден­ным и ус­пеш­но вы­пол­нить свой долг по от­но­ше­нию к по­том­ст­ву зна­чи­тель­но вы­ше.

Я не пом­ню слу­чая в сво­ей жиз­ни, что­бы я оде­вал вей­дер­сы с та­кой ско­ро­стью как се­го­дня. Со­би­раю трех ко­лен­ное де­вя­ти фу­то­вое уди­ли­ще с бы­ст­рым стро­ем, ко­то­рое ко­му-то мо­жет по­ка­зать­ся слиш­ком же­ст­ким. Од­на­ко, по мо­ему мне­нию, оно иде­аль­но под­хо­дит для даль­них, точ­ных и бы­ст­рых за­бро­сов круп­ных и объ­ем­ных су­хих му­шек. По­том я за­ме­няю про­зрач­ный под­ле­сок из по­ли­про­пи­ле­на на под­ле­сок, у ко­то­ро­го бо­лее тол­стая пе­ре­даю­щая энер­гию часть из эла­стич­ной «дай­нии­ма». Та­ки­ми под­лес­ка­ми я обыч­но поль­зу­юсь толь­ко при лов­ле сталь­но­го­ло­во­го ло­со­ся на сколь­зя­щие по по­верх­но­сти муш­ки. Этот мяг­кий, но проч­ный ма­те­ри­ал хо­ро­шо под­хо­дит для лов­ли в бур­ных по­то­ках и во­до­во­ро­тах, дол­го ос­та­ва­ясь на по­верх­но­сти во­ды, в то вре­мя как же­ст­кая мо­но­филь­ная лес­ка вме­сте с су­хой муш­кой в этих ус­ло­ви­ях сра­зу же ока­за­лись бы под во­дой. На кон­це кру­че­ной час­ти уже смон­ти­ро­ван от­ре­зок ней­ло­но­вой лес­ки тол­щи­ной 0,32 мм и дли­ной по­ряд­ка 50 см. с ма­лень­ким за­кры­тым сталь­ным ко­леч­ком на кон­це. К ко­леч­ку я при­вя­зы­ваю лес­ку тол­щи­ной 0,24 мм и дли­ной око­ло од­но­го мет­ра. Кон­ст­рук­цию с по­мо­щью уз­ла «Па­ло­мар» за­вер­ша­ет муш­ка «Fluttering Stone Fly» мое­го соб­ст­вен­но­го об­раз­ца.

Roman Moser Giant Stonefly, Fluttering Roman Moser Giant Stonefly Roman Moser Giant Stonefly, Fluttering

  Су­ще­ст­ву­ет ос­нов­ное пра­ви­ло, ру­ко­во­дству­ясь ко­то­рым мож­но иде­аль­но по­ло­жить лю­бой су­хой под­ле­сок с уче­том, ес­те­ст­вен­но, раз­ме­ра и ве­са муш­ки. Итак, ес­ли при раз­во­ро­те под­лес­ка муш­ка вер­ти­каль­но «шле­па­ет­ся» на во­ду – по­во­док слиш­ком ко­рот­кий и его сле­ду­ет уд­ли­нить. Ес­ли же, на­обо­рот, муш­ка под­ни­ма­ет­ся на­верх и лес­ка «сми­на­ет­ся» - со­от­вет­ст­вен­но уко­ро­тить.

  На под­ле­сок, по­во­док и муш­ку на­но­сит­ся фло­тант и – впе­ред! Я вхо­жу в во­ду и иду по боль­шой за­то­п­лен­ной га­леч­ной ко­се, ко­то­рая тя­нет­ся на­ис­кось вниз по те­че­нию по на­прав­ле­нию к про­ти­во­по­лож­но­му бе­ре­гу. Как раз на кон­це это­го глад­ко­го и по­сте­пен­но уг­луб­ляю­ще­го­ся дон­но­го «зер­ка­ла» мой путь к про­ти­во­по­лож­но­му бе­ре­гу пе­ре­се­ка­ет глу­бо­кая ка­на­ва. Ос­то­рож­но при­бли­жа­юсь к ее краю и соз­на­тель­но не об­ра­щаю вни­ма­ния на не­ис­то­вые прыж­ки, ко­то­рые со­вер­ша­ют не­по­да­ле­ку от ме­ня ма­лень­кие рыб­ки, пы­та­ясь схва­тить круп­ные тре­пе­щу­щие в воз­ду­хе «де­ли­ка­те­сы». Я же не­пре­мен­но хо­чу по­ло­жить муш­ку за од­ну из ка­мен­ных глыб у про­ти­во­по­лож­но­го бе­ре­га – пря­мо в та­ин­ст­вен­но мрач­ный «кар­ман».

  По­ток во­ды с та­кой си­лой да­вит на ме­ня сза­ди, что я вы­ну­ж­ден сде­лать не­сколь­ко ко­рот­ких бы­ст­рых ша­гов вниз по те­че­нию, пре­ж­де чем мне уда­ет­ся раз­вер­нуть­ся к не­му бо­ком. Я пе­ре­но­шу свой вес на од­ну но­гу и «опи­ра­юсь» на те­че­ние. Та­ким об­ра­зом, по­зи­ция у ме­ня от­но­си­тель­но на­деж­ная. Вни­ма­тель­но рас­смат­ри­ваю про­ти­во­по­лож­ный бе­рег, на­хо­дя­щий­ся при­мер­но в 15 мет­рах от ме­ня. Мое вни­ма­ние при­вле­ка­ет боль­шое и спо­кой­ное ме­сто по­за­ди осо­бен­но круп­но­го ва­лу­на. Толь­ко вот над ним пре­да­тель­ски све­ши­ва­ет­ся длин­ная су­хая вет­ка – на­стоя­щая ло­вуш­ка для му­шек. А, будь, что бу­дет - ду­маю я, и де­лаю за­брос. Уз­кой пет­лей шнур стре­ми­тель­но ле­тит па­рал­лель­но во­де в про­свет ме­ж­ду ва­лу­ном и вет­кой. Под­ле­сок раз­во­ра­чи­ва­ет­ся, и муш­ка ло­жит­ся на во­ду. Обеи­ми ру­ка­ми дер­жу уди­ли­ще как мож­но вы­ше, что­бы умень­шить дав­ле­ние те­че­ния на шнур и тем са­мым по­доль­ше за­дер­жать муш­ку в зо­не спо­кой­ной во­ды. Из-за боль­шо­го рас­стоя­ния мен­динг здесь не по­мо­жет. Стре­ми­тель­ное те­че­ние за­хва­ты­ва­ет шнур и все с боль­шим ус­ко­ре­ни­ем ув­ле­ка­ет за со­бой муш­ку. И в этот мо­мент я ви­жу ее – свет­лую, поч­ти се­реб­ри­стую тень ры­бы, ко­то­рая воз­ни­ка­ет из ни­че­го и по­доб­но ра­ке­те под­ле­та­ет к по­верх­но­сти во­ды с ши­ро­ко рас­кры­той па­стью. К со­жа­ле­нию, у ме­ня слиш­ком ко­рот­кие ру­ки, а ре­зерв шну­ра, ко­то­рым я ма­ни­пу­ли­ро­вал, дер­жа его в ле­вой ру­ке, был пол­но­стью из­рас­хо­до­ван. Мой пульс за­мет­но уча­стил­ся. Вы­би­раю сплав­ляю­щий­ся по те­че­нию шнур, стя­ги­ваю с ка­туш­ки еще не­мно­го шну­ра и вы­жи­даю при­мер­но ми­нут пять. Я хо­чу быть уве­рен в том, что у ры­бы бы­ло дос­та­точ­но вре­ме­ни, что­бы вер­нуть­ся на ме­сто сво­ей сто­ян­ки и за­быть о не­удач­ной по­го­не. Луч­ше все­го бы­ло бы, ес­ли бы ей за это вре­мя уда­лось по­ла­ко­мить­ся жи­вым на­се­ко­мым: тем са­мым, ее по­доз­ре­ния пол­но­стью бы рас­сея­лись. Не­тер­пе­ли­во по­гля­ды­ваю на ча­сы, вы­жи­дая, по­ка ис­те­кут эти бес­ко­неч­ные ми­ну­ты, од­но­вре­мен­но про­дол­жая вни­ма­тель­но сле­дить за ме­стом вы­хо­да ры­бы, что­бы ни­че­го не упус­тить.

Roman Moser Giant Stonefly, resting Roman Moser Giant Stonefly Roman Moser Giant Stonefly, resting

  Ни­че­го не про­ис­хо­дит, и я на­чи­наю де­лать хо­ло­стые за­бро­сы в сто­ро­ну про­ти­во­по­лож­но­го бе­ре­га, по­сте­пен­но вы­пус­кая ре­зерв­ный шнур. По ме­ре уве­ли­че­ния дли­ны шну­ра мои дви­же­ния ста­но­вят­ся за­мед­лен­ны­ми, но бо­лее це­ле­на­прав­лен­ны­ми, и я поч­ти дос­ти­гаю бе­ре­га. При по­след­нем по­сы­ле шну­ра на­зад, я де­лаю бо­лее длин­ную пау­зу, что­бы дать воз­мож­ность по­вод­ку вме­сте с объ­ем­ной муш­кой пол­но­стью раз­вер­нуть­ся, а за­тем по­сы­лаю шнур впе­ред. При­чем я это де­лаю не как обыч­но – по­верх кон­ца уди­ли­ща, - а не­сколь­ко сбо­ку от не­го. Пет­ля шну­ра, раз­во­ра­чи­ва­ясь, ле­тит, поч­ти ка­са­ясь во­ды и про­скаль­зы­ва­ет под вет­кой. По­сле это­го ко­нец шну­ра под­ни­ма­ет­ся вверх, и муш­ка мяг­ко ло­жит­ся на во­ду. Я поч­ти вздра­ги­ваю от взры­ва во­ды. Се­реб­ри­стое те­ло ры­бы вы­ле­та­ет в воз­дух и вниз го­ло­вой пи­ки­ру­ет на муш­ку. Сна­ча­ла мне ка­жет­ся, что это ра­дуж­ная фо­рель: так яро­ст­но сра­жа­ет­ся ры­ба. Толь­ко по­сле не­сколь­ких ми­нут вы­ва­жи­ва­ния с при­ме­не­ни­ем ря­да прие­мов как, на­при­мер, пе­ре­во­да уди­ли­ща из сто­ро­ны в сто­ро­ну из-за че­го ры­ба те­ря­ет рав­но­ве­сие, я за­став­ляю ры­бу вой­ти в бо­лее спо­кой­ную во­ду. Это ока­за­лась круп­ная озер­ная фо­рель, ко­то­рая рань­ше по­ло­жен­но­го вре­ме­ни под­ня­лась на не­рест из рас­по­ло­жен­но­го ни­же по те­че­нию аль­пий­ско­го озе­ра, что­бы по­ла­ко­мить­ся ги­гант­ски­ми вес­нян­ка­ми во вре­мя их мас­со­во­го вы­ле­та для от­ло­же­ния яиц. И этот не­обык­но­вен­ный вы­лет я чуть бы­ло не про­зе­вал!

Плекоптера (Plecoptera)

  Так по ла­ты­ни на­зы­ва­ет­ся от­ряд вес­ня­нок, древ­них на­се­ко­мых, оби­таю­щих в на­ших бы­ст­ро те­ку­щих во­до­емах. За не­сколь­ко мил­лио­нов лет сво­его су­ще­ст­во­ва­ния они, прак­ти­че­ски, не из­ме­ни­лись, толь­ко раз­ме­ры их не­мно­го умень­ши­лись. В на­ших ручь­ях и ре­ках встре­ча­ют­ся пред­ста­ви­те­ли трех ро­дов, так на­зы­вае­мых «Giant Stone Flies» - «ги­гант­ских вес­ня­нок», а имен­но: Пер­ла (Perla), Ди­но­крас (Dinocras) и Пер­ло­дес (Perlodes). В от­ли­чие от бы­тую­ще­го мне­ния, что вес­нян­кам для их су­ще­ст­во­ва­ния не­об­хо­ди­ма аб­со­лют­но чис­тая во­да, я счи­таю, что 2 – 3 клас­са чис­то­ты во­ды для них впол­не дос­та­точ­но, и мой опыт по­сто­ян­но под­твер­жда­ет это. Так­же и вы­со­кая лет­няя тем­пе­ра­ту­ра по­ряд­ка 20 гра­ду­сов не ме­ша­ет их раз­ви­тию. Что вес­нян­кам дей­ст­ви­тель­но аб­со­лют­но не­об­хо­ди­мо для вы­жи­ва­ния, так это оби­лие ки­сло­ро­да в во­де ка­ж­дый день и при лю­бом уров­не во­ды. В бы­ст­ро­те­ку­щих во­до­емах, где 50% пло­ща­дей за­ни­ма­ет про­зрач­ная и пе­ня­щая во­да, вес­ня­нок мож­но встре­тить на­вер­ня­ка. Ли­чин­ки, креп­кое те­ло­сло­же­ние ко­то­рых ско­рее на­по­ми­на­ет ма­лень­ких рач­ков, чем на­се­ко­мых, бро­дят ме­ж­ду час­тя­ми дон­но­го суб­стра­та в по­ис­ках пи­щи. Эти соз­да­ния име­ют креп­кие но­ги с ко­гот­ка­ми и мощ­ные че­лю­сти и ве­дут хищ­ни­че­ский об­раз жиз­ни, по­едая боль­шое ко­ли­че­ст­во ли­чи­нок дру­гих на­се­ко­мых. 

Roman Moser Giant Stonefly Roman Moser Giant Stonefly Roman Moser Giant Stonefly

  Под во­дой ли­чин­ки вес­нян­ки про­во­дят три го­да, мно­го­крат­но ме­няя в те­че­ние это­го вре­ме­ни свой хи­ти­но­вый пан­цирь. По­след­няя линь­ка и пре­вра­ще­ние ли­чи­нок в сло­жив­ших­ся и кры­ла­тых на­се­ко­мых - има­го - про­ис­хо­дит на по­верх­но­сти во­ды, а ча­ще не­по­сред­ст­вен­но на вы­сту­паю­щем из-под во­ды кам­не или ко­ря­ге чуть ни­же по­верх­но­сти во­ды. Сам­цы вес­ня­нок ле­тать не мо­гут. Они на­хо­дят спа­си­тель­ное убе­жи­ще на бе­ре­гу сре­ди сучь­ев или кам­ней и стре­ко­чут, при­зы­вая го­то­вых к оп­ло­до­тво­ре­нию са­мок, ко­то­рые не­пре­мен­но их там оты­щут. Прой­дут не­де­ли пре­бы­ва­ния на бе­ре­гу, пре­ж­де чем сам­ки вновь вер­нут­ся к ре­ке, что­бы от­ло­жить яй­ца. При этом они сбра­сы­ва­ют их в по­ле­те над во­дой или бе­гут по ее по­верх­но­сти, ак­тив­но ра­бо­тая крыль­я­ми, а по­ток во­ды смы­ва­ет яй­ца, на­хо­дя­щих­ся на кон­це брюш­ка. Не­ко­то­рые ви­ды вес­ня­нок вновь опус­ка­ют­ся на дно во­до­ема, что­бы в на­деж­ном мес­те спря­тать по­том­ст­во по­ка что в ви­де лип­ких яиц, за­щи­щен­ных обо­лоч­кой.

Пошаговое вязание мушек

Ghost Fiber Stone Fly (resting - анг. "отдыхающая")

Roman Moser Giant Stonefly

 Roman Moser stonefly

 

Ghost Fiber Stone Fly (fluttering - анг. "порхающая")

Roman Moser Giant Stonefly

Roman Moser

 

 Roman Moser

Перевод А. Водяницкого

Фотографии Albert Pesendorfer

Real time web analytics, Heat map tracking