Нимфа Silberpuppe и сухая мушка Goldfliege

Монотонное бульканье и бормотание создают акустический фон на дне между большими округлыми речными камнями. Потоки воды, бегущие поверх зубчатой каменной гряды, время от време­ни захватывают несколько воздушных пузырьков. Как серебря­ные шарики, они короткое время танцуют на обратном течении, а потом, как бы освобожденные невидимой рукой, взмывают вверх, подобно ракете, и взрываются.

В спокойной воде за большим каменным блоком образовалась ма­ленькая песчаная дюна из мелкого песка - хорошее место для то­го, чтобы в нем обосноваться. Из-под нижней кромки камня выгля­дывают одинаковые по размеру и форме трубочки. Как бы ища за­щиты, небольшой группкой, тесно прижавшись друг к другу, подоб­но трубам органа, они обосновались здесь. Надежно закрепившись нижней частью на камне, они инстинктивно и совместно нашли это место, обеспечивающее им укрытие и насыщенную кислородом во­ду. Это - личинки одного из вида ручейников, которые строят доми­ки и которые выбрали это место для окукливания. В течение года они, как вечно голодные гусеницы, блуждали по дну в своих домиках, служивших им защитой и якорями, питаясь разлагающимися остатками растений, водорослями на камнях и грибком на топляках.

Как только каменный корсет становился тесен, они расширяли его, причем каждый раз за счет кольца большего размера из мель­чайшего песка, склеенного жидкостью, выделяемой, как у паука, из специальной железы. Вот уже почти месяц они неподвижно сидят здесь, закрыв домики крышками и находясь в состоянии сна метаморфоза. Только изред­ка они шевелятся в своих трубочках, при этом волнообразные ко­лебания проходят по их телам и прокачивают насыщенную кисло­родом воду через отверстия в крышках. Из той студенистой кладки хранительницы рода, которую она сде­лала, опустившись на дно около стеблей водяного лютика, уцелели немногие. Часть из них унесло во время половодья, другие стали жертвами голодных форелей и хариусов, которые раздавили и проглотили их вместе с песчаным строительным материалом. Однако и в месте метаморфоза, в убежище за камнем, некоторые из уцелевших стали жертвами другой напасти. Оса-наездник спусти­лась по камню вниз и с помощью своего длинного яйцеклада отло­жила в них яйца. Вылупившись, личинка-разбойница начинает пожирать своего хо­зяина, как опарыш сало, причем водонепроницаемый покров этого паразита не дает ему захлебнуться. Лишь тонкая дыхательная по­лоска, своего рода легкие в нитевидной форме, выглядывает из до­мика и извивается по течению. Только опытный глаз специалиста может определить, что произошла тихая драма. Все же большинство личинок, находившихся в стадии метаморфо­за, благополучно прошли ее и уже обрядились в «платье» для ко­роткого путешествия к поверхности воды. Какая расточительность природы: специально создать стадию развития, которая нужна только для того, чтобы миниатюрное существо смогло совершить путешествие от дна до поверхности. И все это - на минуты. Прав­да, система внутренних органов, ножки и крылья уже сформирова­ны, однако пока что они тесно прижаты друг к другу в оболочке ку­колки, подобно замерзшим пальцам в слишком тесной варежке. Однако давайте все по порядку, и вновь вернемся к группе куколок в их трубочках-домиках.

Прекрасный солнечный день закончился, наступил вечер. Низко висящее солнце контрастно освещает воду и береговую поросль. На дне реки в колонии куколок ручейников заметно какое-то дви­жение. У некоторых домиков открываются крышки и возникают образы, весьма отдаленно напоминающие полностью развитых насекомых. Чтобы выбраться из своих убежищ, куколкам приходится поднату­житься. После того как куколка покидает домик, кажущиеся несо­размерно длинные ноги немедленно приходят в движение, а щеточ­ки на их концах, как лопасти весел, облегчают продвижение вперед. В этот момент их подхватывает быстрое течение, закручивает и уно­сит с собой. Плывя на спине, они начинают энергично грести, пыта­ясь вырваться из потока, миновать неровности дна и подняться вы­ше. Их сносит на многие метры, прежде чем, поддерживаемые верти­кальной турбулентностью, они смогут начать всплывать. Для рыбы, наблюдающей снизу, они выглядят на фоне светлого неба как размы­тые блестящие объекты. Внутренняя хитиновая оболочка и раздели­тельный слой, состоящий из жидкостей и газов, создают этот свето­отражающий эффект и делают куколок очень заметными. Достигнув границы между водой и воздухом, эти существа пробивают поверхностную пленку воды и лежат на ней, покачиваясь, как на по­жарном спасательном полотне. Далее все происходит невероятно быстро. Перистальтические вол­ны пробегают по брюшку куколки. По ранее наметившемуся шву на спинке трескается кожа, из оболочки появляется голова, усики и спинка взрослого ручейника, при этом пушистые крылья развора­чиваются назад и наискось. Хитиновый панцирь еще не высох, у на­секомого блеклый цветной наряд новорожденного. Инстинктивно чувствуя опасность, оно пытается своевременно уйти от нее, актив­но работая крыльями, причем первая стартовая попытка часто за­канчивается тем, что ручейник переворачивается на спину. Из глубины стремительно взмывает большая серо-голубая тень. Ши­роко раскрытая и усеянная крепкими зубами пасть мгновенно вса­сывает насекомое. Тело рыбы почти полностью оказывается в воз­духе, а потом шумно плюхается в воду. Вот такой короткой может оказаться жизнь только что вылупившегося ручейника. Тем не менее многие из его собратьев успешнее стартовали в новую жизнь и пы­таются в своеобразном, присущем только ручейникам полете до­стичь спасительной береговой растительности.

Техника ловли на Silberpuppe

 Вариант проводки этой мушки вблизи дна может быть очень ре­зультативным в первые вечерние часы. Важно, чтобы имитация ку­колки как можно дольше дрейфовала у донной поверхности, где течение более слабое. В этом варианте не обойтись без утяжеле­ния мушки и применения тонущих поводков. Именно здесь, на не­глубоких участках реки, наилучшим образом подходит нимфовый подлесок № 2. Он гарантирует быстрое погружение мушки и «па­рение ее вблизи дна».

Крученый многожильный нимфовый подлесок № 2 состоит из следу­ющих компонентов: волокон Dyneema и Fluorocarbon, которые в два раза тяжелее воды, и тончайших окрашенных медных проволочек. Толстая плавающая часть состоит из достаточно жесткой плетеной нейлоновой оболочки с петлей, которая наилучшим образом пере­дает энергию заброса. На конце тонущей конической части для до­полнительного утяжеления вплетено металлическое колечко. Этот поводок, который вполне можно назвать универсальным, на­илучшим образом зарекомендовал себя при ловле на любых не­больших реках и ручьях. Мягкие, но в то же время мгновенно всту­пающие в работу волокна Dyneema после подсечки сразу же обес­печивают контакт с рыбой, а эластичная толстая секция амортизирует резкие рывки во время вываживания рыбы. Для того чтобы без опоздания увидеть поклевку, на переходе к плавающей части шнура нужно петлей закрепить индикатор поклевки. Если стоять глубоко в воде, делать забросы против течения и сплавлять всю оснастку на себя, то из-за отражения света и волн обычно вообще ничего не видно. Может случиться, что нимфа уже находится в пасти рыбы, а мы вообще ничего не видим и не ощущаем. Могу предположить, что кто-то может назвать такой метод похожим на ловлю поплавочной удочкой. Однако с другой стороны, как мож­но иначе сплавлять нимфу у дна на значительные расстояния? Тонущие шнуры здесь нам не помощники. При ловле на них поклев­ка ощущается только в том случае, если шнур выбирают руками, из-за чего нимфа приподнимается и уходит из наиболее уловистой зо­ны. Если шнур не выбирать, то немедленно происходят зацепы за камни, и нимфа обрастает «овощами».
Кроме того, критикам следует иметь в виду, что, как бы просто это ни выглядело, успешно ловить рыбу на «систему Мозера» совсем непр­сто. Нужно не только уметь ловить рыбу и делать дальние забросы, но шестое чувство также играет здесь большую роль. Я бы предложил один раз попробовать, а потом уже и критиковать (к любителям лов­ли исключительно на сухие мушки это, естественно, не относится). Кисточка индикатора поклевки, кстати, без проблем проскальзывает через кольца удилища и даже при применении длинных монофильных поводков совершенно не мешает брать рыбу руками или с помощью подсачека.

Техника ловли Романа Мозера на нимфу

Этот метод я осваивал, оттачивал и улучшал в течение нескольких лет. При этом я многое использовал из опыта ловли карповых рыб на течении в реке Дунай еще в юношеские годы. Уже тогда, насколь­ко мне известно, я был единственным в округе, кто, используя обез­жиренную леску, автоматическую катушку с закрытым барабаном и очень жесткое короткое удилище, десятками ловил многих рыб, в первую очередь сырть.
Давайте начнем с заброса. Его нужно делать строго наискось против течения, причем более или менее четко выраженный Tuck Cast существенно влияет на скорость погружения подлеска. На течении сред­няя часть шнура начинает выгибаться, образуя так называемый «живот». Теперь можно понемногу, используя короткие покачивания кончика удилища, сообразно дрейфу отпускать запас заранее стяну­того с катушки шнура. До тех пор пока вы это делаете, нимфа оста­ется вблизи дна и беспрепятственно сплавляется по течению. Ко­роткие остановки и подергивания добавляют нимфе немного жизни, делая ее движения более естественными. При этом методе «живот» все время увеличивается, а это как раз то, что нужно. Если произошла поклевка, а это видно по поведению смазанного флотантом индикатора поклевки - он притапливается или останавливается, - нужно делать подсечку, быстро проведя ко­нец удилища над поверхностью воды против течения. Так как при этом петля шнура сужается, нимфа ускоряет свое движение по тече­нию и прочно вонзается в уголок пасти рыбы. Только после этого удилище одновременно с наматыванием шнура на катушку медлен­но поднимают и вываживают рыбу на натянутом шнуре.

Техника ловли на мушки Goldfliege

Для нас, нахлыстовиков, наступают особенно волнующие моменты, когда ручейники вылупливаются на поверхности воды и рыбы в не­истовом азарте гоняются за куколками, часто выпрыгивая из воды и делая сальто. В этот звездный час часто теряешься и действительно не знаешь, куда нужно делать забросы. Главное, сохранять спокойствие, сконцентрироваться на одном определенном экземпляре и точно положить перед ним мушку. Заброс опять-таки производится, если возможно, строго наискось против течения. Дополнительное подергивание и вибрация при проводке должны имитировать попытки мушки взлететь. Дрейф до рыбы должен быть максимально коротким, поэтому предложе­ние мушки должно быть точным и аккуратным. В эти моменты ры­бы часто стоят очень близко к поверхности, поэтому поле зрения у них соответственно мало. Здесь подойдет подлесок High & Dry, поскольку даже в ветреную по­году и при дальних забросах он быстро разворачивается и вытягивается до самой мушки. Этот плетеный плавающий подлесок имеет непрерывное коническое строение без промежуточных петель или узлов и заканчивается на конце маленьким колечком. К нему, и это непре­менное правило, привязывается отрезок лески длиной 50 см и диаметром 0,25 мм. Далее следует леска дли­ной примерно 1 м и диаметром 0,16 мм. Если есть же­лание ловить на более толстую или тонкую леску, то нужно заменить только эту часть. Составленные подобным образом плавающие подлески High & Dry прекрасно сбалансированы и подходят на­илучшим образом в большинстве условий ловли.

 Roman Moser

Перевод А. Водяницкого

Real time web analytics, Heat map tracking